Алексей Олейник: «Мельдоний я употреблял лишь однажды»

В мае я решила снимать видео-интервью на летних верандах Москвы, и в первую очередь мой выбор пал на одно из моих любимых культовых мест в городе — петанк-кафе La Boule в Парке Горького. По-моему, картинка получилась отличная — предлагаю вашему вниманию первое интервью «на воздухе» с бойцом UFC Алексеем Олейником, которому скоро предстоит бой против Даниеля Омельянчука 13 июля 2016 года на турнире UFC Fight Night 91. Мы поговорили о предстоящем бое, вспомнили недавнюю историю с мельдонием, обсудили состояние здоровья Алексея, а также последний бой Вердума против Стипе Миочича. Алексей рассказал о своей Школе ММА и турнирах, которые он проводит, а также поведал о состоянии дел Джефа Монсона.

Приятного просмотра! :)

— Алексей, скоро тебе предстоит бой с Даниелем Омельянчуком. Как ты его оцениваешь?

— В принципе по стилю он совсем другой, он старается работать в стойке, является двукратным чемпионом по тайскому боксу в своей стране – это как раз то, к чему я не имею особенно отношения – к ударной технике – я не выступал на соревнованиях и не выигрывал ничего. У него уже пять боёв в UFC — немало, в UFC он дерется дольше, чем я, у него больше побед. Есть интересный факт – он ни разу не был побежден досрочно – его нельзя вырубить нокаутом или забороть, конечно, он достаточно неудобный соперник. У него достаточно хороший уровень борьбы: он работает в стойке и когда люди устают, или он хорошо попадает, то он переводит в партер, старается быть сверху, доминировать, контролировать – соответственно, если человека замучить, то ему уже можно сделать любой приём.

— Я знаю, что до назначения тебе соперника, ты пытался вызвать на бой большее крутых парней, Бигфута, например. Ты разочарован?

— Нет, абсолютно не разочарован. У Бигфута просто есть имя, которое известно всему миру, его знают везде – он бразильская звезда и гроза для россиян, побеждал Фёдора Емельяненко. Переговоры велись и по другим соперникам: мы чуть было не договорились с Роем Нельсоном, как вариант ещё был Джордж Барнетт, Ногуэйра, но в итоге получилось так, что буду драться с Омельянчуком.

— Я знаю, что ты вроде бы тоже попал под историю с мельдонием?

— Нет, к счастью не попал, это была обычная рядовая проверка, не конкретно на мельдоний, а в принципе на любой допинг. Он бывает разный: есть тестостерон, есть гормоны роста, мельдоний этот страшный (смеётся), в общем, всё что угодно. Мельдоний я употреблял один раз в жизни, это было в 2006-2007 году, мне он был совершенно не нужен, но ребята посоветовали. Я потренировался, выпил эти таблетки – результата вообще никакого не увидел. Ребята спрашивают: ты что-нибудь чувствуешь? Я говорю – нет. Она говорят: ты неправильный какой-то. Вот и всё – это было один раз десять лет назад. Но до сих пор все говорят, что это не допинг. Мне всё равно – я ничего не употребляю, поэтому я спокоен. Единственное, что может быть – это остаточные явления после операции. Операция была в октябре или ноябре, весь список препаратов, штук двадцать, которые мне кололи – обезболивающие, снотворные и так далее я предоставил. Если они и есть через полгода, то только в каком-то остаточном виде, или же их не будет вообще.

— Расскажи, пожалуйста, о состоянии своего здоровья – ты перенёс несколько операций на колене – как ты себя чувствуешь?

— Мне сделали операцию, через пять месяцев оказалось, что она была неуспешной, и моя травма, грубо говоря, дырка в хряще, дальше развивается. Мне предложили – давай повторим, вдруг получится – я говорю, — спасибо, не надо. Я поехал в Германию и сделал другую операцию – другой она была и по факту и по медицинскому обслуживанию, оно было чуть получше. И сейчас я себя чувствую… в общем, я себя чувствую.

— Как ты готовишься к бою? На сборы куда-нибудь собираешься?

— Мы решили всё делать в России. Москве и Подмосковье. Всё остается прежним: тренера, спарринг-партнеры – двое-трое ребят.

— Многие наши бойцы стремятся поехать в Америку, позаниматься в известных залах. Как ты к этому относишься и не собираешься ли ты в будущем в Америку?

— Хорошо отношусь и собираюсь поехать, поработать. Я уже давно запланировал, но травма помешала – хотел поехать в Альбукерке, потренироваться с Джоном Джонсом. Мне интересно работать с кем-то высокого уровня – ты чему-то в любом случае учишься, даже несмотря на то, что ты много лет в спорте. Научиться новому всегда можно. Два-три года назад я очень хорошо поработал с Алистаром Оверимом, мы были вместе на сборах, проводили совместные тренировки – мне это кое-что дало, может быть и ему тоже. Мне понравилось, ребятам, которые со мной ездили, тоже понравилось. Есть два-три бойца с которыми бы я сейчас с удовольствием поработал, например, с Вердумом, с Джоном Джонсом. Есть бойцы, у которых я ничему не могу научиться, например, Тревис Браун или Бен Ротвел, они огромные, очень сильные и мощные, но научиться у них чему-то невозможно – они ударники и мы разные по антропометрическим данным.

— Ты упомянул Вердума – как тебе его последний бой со Стипе Миочичем?

— До боя я говорил, что Миочич очень силен, и если Вердум не придумает что-то неожиданное, например, как в бою с Хантом, то вряд ли у него что-то получится. Миочич очень силён физически и хорош в стойке, да и в партере он мало кому уступит – с этим бойцом очень тяжело работать. Я думал, что у них получится бой или как у Вердума с Оверимом был, или, если Вердум пойдёт «зарубываться», то может и получить. Собственно, так и получилось.

— Как ты думаешь, царствование Миочича надолго?

— Смотря кто будут претенденты. Миочич молод и силён, он прошёл многих хороших ребят, Ханта, например. Были и близкие бои, как с Дос Сантосом, например. Хороших борцов для него и не осталось уже в первой десятке, разве что Веласкез и Барнетт, а все остальные по большей части ударники. Пусть попробуют! Он силен, и может продержать титул достаточное количество времени – он чемпион не на один раз.

— Ты представляешь сейчас какой-то клуб? Твои отношения с Клубом Единоборств №1 закончились?

— Да, закончились. Мы пожали друг другу руки и остались в хороших отношениях. По независящим от меня и клуба причинам они не могут держать меня у себя как спортсмена. На данный момент другого клуба, который бы изъявил желание, чтобы боец-тяжеловес, пятнадцатый в мировом рейтинге представлял их клуб, нет. Поэтому, на данный момент я не состою ни в одной команде, тренируюсь и работаю сам по себе.

— Ты открыт для предложений?

— Да, я открыт для предложений, и сейчас готов заявить о том, что если будет любое нормальное спортивное предложение, не политическое, то я готов договариваться.

— Ты единственный российский боец UFC, который имеет свою школу и сам же в ней преподает. Расскажи немного об этом.

— Да, я тренирую, у меня есть клуб-школа уже лет двенадцать — она вышла ещё с Украины. Я уже воспитал учеников, которые пооткрывали свои залы, у нас стали появляться филиалы, школы, которые стали к нам прибиваться или же, например, человек у меня учился, а потом уехал в другой город, стал там работать и говорит «Можно я открою Школу им. Алексея Олйника?» — да без проблем, мы договариваемся и он тренирует в другом городе от нашего имени. Или какой-то клуб хочет, чтобы у него было какое-то имя из бойцовской среды, а не просто из воздуха взятое – тогда клуб становится нашим филиалом. Я сам тренирую, так же мы проводим различные социальные акции. Также мы делаем профессиональные и любительские турниры по ММА, турниры по грепплингу для детей и для взрослых. Мы проводим их на регулярной основе, каждые два месяца они стабильно проходят. Каким-то образом мы успеваем всё это делать. А ещё готовиться к UFC и воспитывать детей.

— Не очень понимаю ситуацию с Джеффом Монсоном – вы сотрудничаете сейчас с ним?

— С Джеффом Монсоном мы сейчас не очень сотрудничаем — он сейчас нашел себе очередного PR-менеджера, и у них сейчас ведется работа больше на PR, чем на спорт. Он снимается в каких-то программах, участвует в конкурсе танцев, ещё в чем-то. Зачастую к нам обращаются люди, спрашивают можно ли с Джеффом побороться или подраться – я уже прошу кого-то, чтобы предложили Джеффу, или предлагаю сам – просто отдаю контакты, а он уже сам решает. Так что мы сейчас его не ведем, у нас разошлись интересы: у нас только спорт, а у него что-то там ещё.


Благодарю кафе La Boule за гостеприимство!
Скоро: интервью с бойцом UFC Никитой Крыловым.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.